тел. (499) 197-74-00
факс. (499) 946-87-11
Контакты для СМИ
г. Москва, ул Народного Ополчения,
д.34, стр.1 Бизнес-центр «ЦКБ-Связь»

Три кита независимой нефтедобычи

01.10.2016; «Нефтегазовая Вертикаль», #19/2016

12.12.2016; Сайт «АссоНефти»: http://www.assoneft.ru/activities/press-centre/tek/3733/

---

!!! Предисловие пресс-службы АссоНефти:

Данная статья была опубликована в журнале «Нефтегазовая Вертикаль» #19/2016 только в варианте «Для подписчиков». Но сейчас мы получили разрешение редакции журнала для её публикации на сайте «АссоНефти».

---

В последние годы российская нефтедобыча регулярно бьет рекорды по объемам производства жидких углеводородов. Но при этом крупнейшие компании отрасли либо демонстрируют весьма умеренный рост показателей, либо же и вовсе скатываются в стагнацию. А драйверами указанного увеличения добычи являются две категории недропользователей. Во-первых, это НОВАТЭК и созданные им СП, которые бурно наращивают производство газоконденсата. Во-вторых, это сектор независимых нефтегазовых компаний (ННК).

Именно ННК добились рекордного роста добычи по итогам первого полугодия 2016 года — на 18%! Означает ли это, что в стране созданы благоприятные условия для малого нефтегазового бизнеса и он и впредь будет являться источником наращивания производства? Отнюдь.

Анализ показывает, что успехи сектора ННК обусловлены главным образом достижениями одного игрока — Иркутской нефтяной компании. Она уже не первый год удивляет отраслевую общественность своими производственными результатами. Но продолжится ли этот цикл побед?

Непростая ситуация и с еще одним ключевым звеном сектора ННК — активами, принадлежащими бизнесменам Хотиным. Им, в отличие от ИНК, пока удается сохранить государственные преференции. Но отражать атаки Минфина становится все сложнее. Да и в случае успешного развития данного бизнеса на базе предприятий Хотиных может возникнуть новая ВИНК, что станет серьезной потерей для сектора ННК.

Надежной опорой сектора остаются малые предприятия Татарстана. Несмотря на серьезные природно-геологические трудности, они продолжают наращивать добычу. А принятая в республике программа внедрения инноваций на месторождениях малых нефтяных компаний дает серьезные надежды на расширение ресурсной базы и повышение производственных показателей.

Но в целом судьба ННК, конечно же, будет зависеть от государственной фискальной политики. Именно малые компании стали главной жертвой налогового маневра, доля различных платежей в их выручке оказалась гораздо выше, чем у ВИНК. Если государство намерено сохранить данный сектор в качестве источника роста нефтедобычи, то необходимо принять комплекс стимулирующих мер.

Довольно непростой вопрос — а что же, собственно говоря, стоит понимать под независимым нефтегазовым бизнесом? ЦДУ ТЭК долгое время относило его представителей к категории «прочие производители», где пребывают все предприятия, помимо ВИНК. Но немалое число среди них — это совместные предприятия тех же ВИНК или иным образом аффилированные с ними структуры.

Сюда же входят и госпредприятия разного калибра — от небольших геологоразведочных до достаточно крупной «Зарубежнефти».

На бытовом же уровне имело хождение понятие «малые и средние компании». Однако четких критериев такого разделения долгое время не существовало, что еще больше запутывало ситуацию.

Отраслевые эксперты предложили новую классификацию, в основу которой были положены качественные, а не количественные критерии. Теперь, чтобы попасть в группу независимых нефтегазовых компаний, предприятие должно соответствовать трем критериям.

Во-первых, неаффилированность с ВИНК или государством. Во-вторых, монотоварность. То есть компания не должна иметь масштабной переработки (НПЗ, внесенных в реестр Минэнерго). И, наконец, в-третьих, отсутствие проектов на условиях СРП. При этом в секторе ННК решено выделить сегмент малых нефтяных компаний (МНК), с добычей менее 50 тыс. тонн в год, поскольку их экономическое положение наиболее проблематично.

По динамике роста добычи ННК обогнали не только ВИНК, но и две «средние» компании, которые были относительно недавно собраны из мелких активов

Исходя из данных критериев, можно более точно определить удельный вес «независимых» в отечественном НГК. Он весьма скромен — в пределах 3–4%. Однако в последнее время наметилась тенденция к его увеличению.

Так, в нынешнем году сектор ННК установил настоящий отраслевой рекорд. По данным ЦДУ ТЭК, по итогам первого полугодия входящие в данный сектор компании нарастили добычу на 18% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, до 10,425 млн тонн. В то же время ВИНК удалось улучшить свои показатели лишь на 0,18%.

Заделы для дальнейшего развития ИНК есть. Компания готова транспортировать по трубе ВСТО в два с лишним раза больше нефти, чем было перекачано в 2015 году

Примечательно, что ННК обогнали не только ВИНК, но и две «средние» компании, которые были относительно недавно собраны из мелких активов, — Независимую нефтяную компанию Эдуарда Худайнатова и «Нефтису» Михаила Гуцериева. У них рост за полугодие составил, соответственно, 1,31% и 1,38%.

Означает ли это, что в стране созданы благоприятные условия именно для малого нефтяного бизнеса, что позволяет ему обыгрывать не только «грандов» отрасли, но и вчерашних «собратьев», перешедших в более высокую лигу?

Драйвер из Иркутска

Прежде всего, необходимо разобраться, каковы же источники роста добычи «независимых». По сути, львиную долю прибавки обеспечил один игрок — Иркутская нефтяная компания.

Это на самом деле группа компаний, в которую помимо ИНК входят также «ИНК-НефтеГазГеология», «ИНК-Запад» и «ИНК-Север». Они ведут разведку и разработку 23 месторождений и лицензионных участков на территории Иркутской области и Якутии.

За последние пять лет группа компаний увеличила добычу УВС в 4,5 раза — с 1,3 млн тонн в 2011 году до 5,6 млн тонн в прошлом году. И наращивание показателей продолжается (см. «ИНК неудержимая…», стр. 36).

Но сможет ли ИНК и далее оставаться драйвером роста добычи в секторе «независимых»? Это будет зависеть от целого ряда факторов.

С одной стороны, заделы для дальнейшего развития есть. И хотя в самой компании предпочитают не оглашать долгосрочных планов наращивания производства, они, судя по всему, весьма масштабные. Недаром ИНК заблаговременно озаботилась расширением инфраструктуры для транспортировки своего сырья в трубу ВСТО.

В сентябре 2015 года, во время плановой остановки экспортной магистрали, в нее была врезана новая труба-отвод от Ярактинского месторождения — диаметром 720 мм и пропускной способностью до 14 млн тонн нефти в год. То есть компания готова транспортировать по трубе в два с лишним раза больше нефти, чем было перекачано в 2015 году.

С другой стороны, в нынешней непростой экономической ситуации и на фоне относительно низких нефтяных цен особое значение имеют государственные льготы. А здесь ИНК явно проигрывает лоббистскую борьбу.

Так, в начале 2011 года, сразу после сооружения первой трубы-отвода от ВСТО, компания получила крайне важную преференцию — нулевую ставку экспортной пошлину. Но уже в том же году месторождения ИНК были исключены из перечня объектов, которые могут рассчитывать на данную льготу.

В результате компании пришлось существенно урезать свою инвестиционную программу. В дальнейшем, несмотря на все усилия, иркутским нефтяникам так и не удалось восстановить указанную преференцию.

Окончательная черта под этой эпопеей подведена в июне нынешнего года. Правительство исключило Яракту из примечания №8 к Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза. А для того, чтобы претендовать на льготы по экспортной пошлине, необходимо числиться в этом примечании.

Иными словами, правительство дало понять: на преференции ИНК может не рассчитывать…

Непростая ситуация и с льготами по НДПИ. Напомним, в 2007 году они были предоставлены для месторождений, расположенных в Якутии, Иркутской области и Красноярском крае, до достижения накопленного объема добычи в 25 млн тонн. Однако срок их действия был установлен на 10 лет и должен был истечь к концу 2016 года.

В 2014 году льготы продлили до 2021 года, но только при условии, что выработанность запасов на 2015 год должна составлять менее 5%. Яракта под этот критерий не подходит. И поэтому, как отмечали источники в ИНК, уже начиная с 2017 года ее основной добычной актив может лишиться всяческих преференций. А возможно ли будет продолжить нынешний взрывной рост производства без всяческих льгот?

Впрочем, компания делает ставку не только на наращивание нефтедобычи. Она также намерена осуществить масштабную газовую программу, нацеленную на комплексное использование ресурсов природного и попутного газа. В частности, планируется сооружение в Усть-Куте газохимического комплекса по производству полиолефинов. Если эти планы будут реализованы, то ИНК формально покинет группу независимых компаний и из самой крупной ННК превратится в самую маленькую ВИНК.

Безусловно, смена «вывески» никак не повлияет на ее производственные планы. А вот на секторе «независимых» это может отразиться весьма болезненно. Ведь без учета ИНК его показатели выглядят совсем не так впечатляющее — получается, что за первое полугодие добыча упала с 6,9 до 6,44 млн тонн, или на 6,6%.

Рывок Дулисьмы

Второй «точкой роста» сектора ННК в первой половине нынешнего года стало ЗАО «Дулисьма». Оно нарастило добычу на 34,6% по сравнению с январем-июнем прошлого года, до 712 тыс. тонн. Данное предприятие ведет разработку Дулисьминского месторождения, расположенного в Иркутской области и имеющего запасы свыше 900 тыс. тонн.

Данный актив можно считать «товарищем по несчастью» упомянутой Яракты. Месторождение также было подключено к ВСТО, что позволило достаточно быстро наращивать добычу: с 70 тыс. тонн в 2010-м до 1,17 млн тонн в прошлом году. Объемы извлечения сырья даже превысили прежние прогнозы, которые оценивали пик добычи на Дулисьме в 850 тыс. тонн в год.

Но Дулисьму тоже обошли преференциями. Сначала она, как и Яракта, получила льготу по экспортной пошлине, а затем ее лишилась, что привело к значительным финансово-экономическим проблемам. Правда, в отличие от ИНК, «Дулисьме» в конце концов удалось решить эту проблему — после ряда перипетий льгота была ей возвращена. В итоге привлекательность данного актива выросла, и он был куплен столичными бизнесменами Хотиными, активно создающими собственный пул небольших нефтегазовых компаний.

Однако лоббистские игры вокруг Дулисьмы пока не прекращаются. В конце прошлого года Министерство финансов заявило, что компания неоправданно получила льготу по экспортной пошлине. Из-за этого российский бюджет в период до 2033 года недосчитается 92,5 млрд рублей. Впрочем, новым владельцам пока удается отбивать атаки фискального ведомства. Поэтому не исключено, что компания в ближайшее время сохранит высокие темпы наращивания добычи.

После обретения нового собственника Дулисьма довольно активно развивается. За три года было построено или реконструировано свыше 100 км дорог, что позволило в круглогодичном режиме доставлять на месторождение новое производственное оборудование. На промысле сейчас функционирует около 100 разведочных, эксплуатационных и водозаборных скважин, причем свыше половины из них пробурены в 2016 году.

На большинстве эксплуатационных скважин осуществляется механизированная добыча. За счет применения современных методов обработки призабойной зоны удалось значительно увеличить дебиты скважин и интенсифицировать разработку пластов, ранее считавшихся истощенными или неперспективными.

В 2017 году планируется ввод в эксплуатацию газопровода, который позволит утилизировать до 95% ПНГ. Данное сырье будет использоваться для обеспечения работы собственного энергоузла мощностью до 24 мВт.

Завершается также строительство второй очереди установки подготовки нефти. Ее производительность — 2 млн тонн в год — косвенно свидетельствует о том, что компания лелеет планы дальнейшего наращивания добычи. Но их реализация будет зависеть опять-таки от общей ситуации на нефтяном рынке и от исхода «налоговой войны» с Минфином.

Помимо «Дулисьмы», в «нефтяную империю» Хотиных входит еще 11 компаний. Совокупная добыча этих предприятий в 2015 году составила 2,5 млн тонн. А за первое полугодие нынешнего года она увеличилась на 12% по сравнению с январем-июнем предыдущего года, до 1,483 млн тонн.

Причем запасы активов, подконтрольных Хотиным, приближаются к 650 млн тонн. Иными словами, имеются огромные перспективы для дальнейшего наращивания производства. И не исключено, что эти предприятия станут основой для формирования очередной ВИНК (когда у бизнесменов дойдут руки и до покупки перерабатывающих мощностей).

ИНК явно проигрывает лоббистскую борьбу за государственные преференции. Она лишилась льгот по экспортной пошлине и может потерять льготы по НДПИ

В итоге сектор ННК может в обозримой перспективе лишиться еще одного крупного «куска». Если считать добычу независимых без учета ИНК и «хозяйства Хотиных» (двух «кандидатов на выход»), то за первое полугодие получается менее 5 млн тонн, или около 1,8% от общероссийского показателя…

Татарстанское чудо

Таким образом, основной прирост добычи в секторе ННК обеспечен двумя предприятиями из Иркутской области. А как обстоят дела в других регионах?

Не исключено, что активы Хотиных станут основой для формирования очередной ВИНК. В итоге сектор ННК может лишиться еще одного крупного «куска»

Безусловно, вторым лидером тут является Татарстан. На территории республики действует 33 независимые добычные компании, которые объединены под эгидой ЗАО «Нефтеконсорциум» (создан в 1997 году). В совокупности они обеспечивают пятую часть добычи «черного золота» в Татарии. В 2015 году эти компании произвели 7 млн тонн нефти и нарастили запасы на 12 млн тонн.

Руководство республики оказывает малому нефтяному бизнесу всяческую поддержку. Однако, несмотря на такую опеку, жизнь татарстанских «малышей» тоже не безоблачна.

Как отмечает начальник отдела по инновационным работам «Нефтеконсорциума» Рустам Рахимов, у малых компаний республики 52% добычи обеспечивается за счет терригенных коллекторов, в то время как основная часть запасов (64%) находится в карбонатных коллекторах. При этом доля высоковязкой нефти в структуре запасов превышает 85%.

На территории Татарстана действуют 33 независимые добычные компании, которые объединены под эгидой ЗАО «Нефтеконсорциум»

Основные месторождения татарских МНК имеют высокую вязкость и низкую проницаемость. И поэтому, несмотря на активную работу с данными объектами, добиться значительного прироста добычи не удается. Нужны новые высокоэффективные технологии освоения ТРИЗ.

Для решения этой проблемы сделано уже немало. В частности, в республике активно внедряются новые методы теплового воздействия на пласт. Малая нефтяная компания «Охтин-Ойл» еще в 2013 году начала закачивать в скважины горячую воду с поверхностно-активными веществами.

Основные месторождения татарских МНК имеют высокую вязкость и низкую проницаемость. Поэтому, несмотря на активную работу с данными объектами, добиться значительного прироста добычи не удается

Использование ПАВ обеспечивает отмывающий эффект и увеличивает вязкость воды в четыре раза, что снижает ее подвижность.

Предварительное моделирование показало, что данный метод позволяет увеличить коэффициент вытеснения на 11%, а расчетный срок окупаемости данной технологии составляет менее трех лет. И практика подтвердила данные расчеты. На сегодняшний день проект себя полностью окупил. Благодаря подаче горячей воды с ПАВ в семь скважин дополнительная добыча по участку достигла 11,2 тонн в сутки. И главное, было доказано, что тепловые методы имеют большие перспективы на малых месторождениях Татарстана.

Комплексный поход

Однако проблему ТРИЗ необходимо решать не точечно, а комплексно. Поэтому по инициативе Рената Муслимова, консультанта президента РТ по вопросам разработки нефтяных и нефтегазовых месторождений, было осуществлено экспериментальное проектирование освоения ряда месторождений МНК, содержащих разные категории ТРИЗ.

В эксперимент были вовлечены Аканское (оператор — ЗАО «Предприятие Кара Алтын»), Дачное («УК «Шешмаойл») и Степноозерское (АО «Татнефтеотдача») месторождения. Инновационное проектирование доказало: за счет применения новейших методов можно достигнуть утвержденных коэффициентов извлечения нефти, а также удвоить извлекаемые запасы МНК. В масштабах Татарстана это означает прирост извлекаемых запасов на 400 млн тонн.

На следующем этапе к решению данной проблемы подключилась «тяжелая научная артиллерия». При участии Академии наук РТ была составлена Программа развития приоритетных научных исследований и ОПР малых нефтяных компаний на 2016–2025 годы. Ее основными направлениями являются изучение и освоение залежей нетрадиционных углеводородов, совершенствование технологии разработки залежей высоковязкой нефти в карбонатных и терригенных коллекторах, расширение применения технологий горизонтального и многозабойного бурения.

В рамках данной программы на восточном борту Мелекесской впадины был создан научный полигон, включающий в себя 18 месторождений девяти МНК («Татех», «Кара-Алтын», «ТНГК-Развитие», «Карбон-ойл», «Татнефтеотдача», «ВЕЛЛойл», «Селенгушнефть», ТНП-Зюзеевнефть», Нурлатская нефтяная компания). Эти объекты имеют наиболее сложные геологические условия.

В общей сложности на 2016 год на месторождениях МНК запланировано проведение порядка 10 экспериментальных скважино-операций. А за период 2017–2025 годов на полигоне будет испытано свыше 10 новых технологий. Это позволит дополнительно добыть более 500 тыс. тонн нефти. При этом КИН должен вырасти в 1,5 раза. Инвестиции в данную программу составят 1,3 млрд рублей.

В числе приоритетных направлений исследований на полигоне — оптимизация сетки скважин (в том числе за счет горизонтального бурения) и вовлечение в разработку плотных карбонатных пород (путем проведения ГРП). Рассматривается возможность реализации совместного с компанией TGT Oilfield Services проекта по мониторингу технологии локального и площадного гидроразрыва. Намечается испытать и альтернативу традиционному ГРП — технологию гидроразрыва пороховыми зарядами.

Большие надежды связываются с технологией закачки в пласт двуокиси углерода, которая уже активно применяется в США для разработки ТРИЗ. В свое время делались неоднократные попытки ее внедрения на Абдрахмановской площади Ромашкинского месторождения, а также на Туймазинском месторождении в Башкирии и Радаевском в Самарской области. Сейчас Казанский национальный исследовательский технологический университет совместно с «Нефтеконсорциумом» приступил к разработке нового поколения данной технологии.

Кроме того, на месторождениях малых компаний планируется опробовать метод ударноволнового воздействия на пласт, который позволит повысить нефтеотдачу и снизить себестоимость добычи. Соответствующие работы готова организовать компания «АРМ-сервис».

Помимо чисто технологических мероприятий, большую роль играют и организационные меры поддержки МНК. В этой связи на базе «Нефтеконсорциума» организован центр трансфера и коммерциализации технологий. Данная структура готова напрямую участвовать в их испытании и взять на себя часть финансовых рисков.

Смерть или возрождение?

По данным ЦДУ ТЭК, в первом полугодии добычу УВС вели 130 ННК. А общее их количество в стране, по подсчетам Ассоциации независимых нефтегазодобывающих организаций («АссоНефть»), приближается к 250. То есть примерно половина предприятий, владеющих лицензиями на разработку углеводородных месторождений, еще не приступила к их эксплуатации. Да и среди тех, кто уже начал добычу, около половины извлекают из недр не более 50 тыс. тонн сырья в год.

Вместе с тем именно небольшие компании проявляют повышенную активность в сфере геологоразведки. По расчетам VYGON Consulting, на их долю приходится около 15% поискового бурения. Хотя их ниша в структуре общероссийской добычи составляет, напомним, всего 3–4%.

Означает ли это, что «малыши» сегодня «работают на будущее» и в перспективе они смогут, прирастив свою сырьевую базу, совершить заметный производственный рывок? Это опять-таки будет зависеть от приоритетов отечественной налоговой политики.

Предпринятый в отрасли налоговый маневр больнее всего ударил именно по сектору ННК. Как известно, суть этого маневра заключалась в том, чтобы повысить ставку НДПИ, а выпадающие доходы нефтяных компаний компенсировать за счет снижения экспортной пошлины.

Такая «регулировка» действует только в отношении крупных компаний, имеющих широкий доступ на экспортные рынки. «Малыши» же этого преимущества лишены. По подсчетам «АссоНефти», предприятия сектора экспортируют в пределах 35% от добываемой ими нефти, в то время как ВИНК — около 60%.

Кроме того, ВИНК могут обеспечить себе дополнительные прибыли за счет переработки сырья на собственных мощностях и поставки за рубеж высокомаржинальных нефтепродуктов. ННК же по определению не имеют собственных НПЗ.

Конечно, существуют давальческие схемы переработки сырья, но для того чтобы они реально работали, необходима максимальная прозрачность внутреннего рынка и высокая развитость «независимой» переработки. В России же большинство крупных НПЗ принадлежит ВИНК, а сектор мини-НПЗ переживает, мягко говоря, нелегкие времена.

В итоге фискальная нагрузка на ННК оказалась существенно выше, чем на те же ВИНК. По расчетам экспертов, налоги съедают около 85% выручки «малышей», в то время как для крупных компаний этот показатель равен 60%.

Поэтому после осуществления налогового маневра встал вопрос о дополнительных мерах стимулирования малого нефтегазового бизнеса. Одной из них могла бы стать рассрочка разового платежа за лицензии на месторождения, открытые силами самого предприятия. [??? см. комментарий пресс-службы АссоНефти]

Как уже отмечалось, сегодня многие ННК ведут активную геологоразведку, но обнаружение

крупных запасов может сулить им разорение. Сумма разового платежа за месторождение, на поиск которого и так потрачены значительные средства, может достигать десятков миллионов рублей, что явно не по карману небольшим компаниям. Так что надо либо снижать эти суммы, либо взимать их не сразу, а по мере освоения нового актива.

Еще одна возможная мера — вычет расходов на ГРР из общей суммы НДПИ. Это также стало бы важнейшим стимулом для продолжения геологоразведочных работ силами ННК.

Но, безусловно, основные надежды «малыши» связывают с коренной реформой всей системы налогообложения отрасли, то есть с переходом на налог на финансовый результат (НФР).

Как правило, в числе лоббистов данной реформы фигурируют представители крупных ВИНК. Но для малых предприятий она может оказаться еще более важной, чем для отраслевых гигантов. Уплата налога исходя из реальных доходов компании фактически уравняет «больших и малых» и позволит реализовать те преимущества, которые есть у малого бизнеса.

Именно небольшие компании проявляют повышенную активность в сфере геологоразведки. На их долю приходится около 15% поискового бурения

А преимущества эти бесспорны. Во-первых, высокая гибкость при принятии управленческих решений. Во-вторых, готовность разрабатывать небольшие месторождения, от которых отказались ВИНК. В-третьих, стремление к внедрению инноваций. То есть это именно те три составляющие, которые и обеспечили сланцевую революцию в США.

Фискальная нагрузка на ННК оказалась существенно выше, чем на ВИНК. Налоги съедают около 85% выручки «малышей», в то время как для крупных компаний этот показатель равен 60%

Несмотря на активное размывание сектора ННК и фискальное давление со стороны государства, надежда на возрождение малого нефтяного бизнеса сохраняется

Произойдет ли в России своя «нефтяная революция», в авангарде которой окажутся малые компании? Несмотря на активное размывание сектора ННК и фискальное давление со стороны государства, надежда на это все же сохраняется. Но при условии, что в ближайшее время будет осуществлена полномасштабная налоговая реформа в отечественном НГК. И в ее ходе не будут забыты интересы независимого нефтегазового бизнеса.

Валерий Андрианов,

«Нефтегазовая Вертикаль»

!!! Комментарий-пояснение пресс-службы АссоНефти:

Вероятно, автор статьи не был в курсе того, что упомянутая им мера по стимулированию геологоразведки, а именно - рассрочка разового платежа за открытое месторождение - давно уже внедрена в режим недропользования (см.: Пресс-релиз «АссоНефти»: Саратовская «Юкола-нефть» может стать одним из первых выгодоприобретателей введения в России механизма рассрочки разового платежа за недропользование; 26.08.2015; Сайт «АссоНефти»), в т.ч. и благодаря усилиям «АссоНефти».


Возврат к списку

Национальный нефтегазовый форум