тел. (499) 197-74-00
факс. (499) 946-87-11
Контакты для СМИ
г. Москва, ул Народного Ополчения,
д.34, стр.1 Бизнес-центр «ЦКБ-Связь»

До последней капли

12.09.2017; Эксперт Online: http://expert.ru/ural/2017/37/do-poslednej-kapli/

Развитие нефтегазового сектора в России требует оперативного решения технологических проблем — от модернизации производственного комплекса до разработки собственных инновационных технологий. Именно эти темы будут в центре внимания Тюменского нефтегазового форума, который пройдет 20 и 21 сентября

Минэнерго РФ внесло в правительство законопроект о налоговых льготах для обводненных месторождений. По сути речь идет о месторождениях в Ханты-Мансийском (остаточные запасы нефти 110 — 115 млн тонн) и Ямало-Ненецком (90 млн тонн) автономных округах. При этом степень обводнения у них должна превышать 85%, а выработанность — 50 — 80%. Под эти критерии, по данным министерства, подпадает пять месторождений. Четыре из них находятся в ХМАО — Самотлорское Роснефти, Федоровское Сургутнефтегаза, Тевлинско-Русскинское ЛУКойла, Ватинское Славнефти, пятое — Суторминское «Газпром нефти» — на Ямале. Предполагается, что льгота заработает немедленно после принятия, и компании с первого года внедрения начнут увеличивать инвестиции в льготируемые проекты.

Еще одна налоговая инициатива в нефтегазовой отрасли, переданная в федеральный кабинет министров, — законопроект о налоге на добавленный доход (НДД).

Минэнерго рассчитывает на его принятие Госдумой в осеннюю сессию. «Естественно, мы хотим, чтобы законопроект заработал со следующего года, правительство уже поручило Минфину подготовить поправки Бюджетного кодекса в части сроков принятия налоговых законопроектов», — рассказал Интерфаксу первый заместитель министра энергетики Алексей Текслер.

Решение о переходе нефтянки на новый порядок налогообложения (с налога на добычу полезных ископаемых — НДПИ на НДД), по оценкам министерства, позволит нарастить годовую добычу нефти в РФ на 60 млн тонн к 2036 году. НДД будут взимать не с количества добытой нефти, а с дохода от продажи сырья за вычетом предельных расходов на добычу и перевозку. Законопроект предусматривает добровольный переход на НДД для двух групп пилотных проектов. Первая — гринфилды: новые месторождения в новых регионах. Вторая — браунфилды: зрелые месторождения в Западной Сибири с совокупной добычей по всем месторождениям не более 15 млн тонн нефти в год.

Оба документа направлены на развитие нефтегазовой отрасли. Льготы для стимулирования компаний — важное, но недостаточное условие для преодоления вызовов, которые стоят перед ТЭК, а это структурные изменения добычи, в том числе переход на шельф, разработка запасов нетрадиционной нефти и нефти плотных пород, удорожание традиционной добычи и повышение глобальной конкуренции. Точки роста — глубокая модернизация оборудования, активное внедрение инновационных технологий добычи и переработки сырья, развитие независимых нефтегазодобывающих компаний, интеграция науки и производства. Эти вопросы станут основными направлениями для обсуждения на Тюменском нефтегазовом форуме (ТНФ), который пройдет 20 и 21 сентября на площадке Тюменского технопарка (подробнее см. oilgasforum.ru). Тема конференции — «Модернизация ТЭК: инвестиции и инновации». «Э-У» попросил участников форума — представителей органов власти, нефтегазовых компаний, ведущих консалтинговых групп, научных институтов — назвать ключевые проблемы и попытаться сформулировать новую парадигму развития нефтегазовой промышленности.

Извлечение трудных

Ключевой задачей для нефтегаза многие эксперты назвали эффективное освоение трудноизвлекаемыех запасов (ТрИЗ). Под ними имеются в виду высоковязкие, высокообводненные нефти и низкопроницаемые коллекторы, а также нефтяные месторождения с газовой шапкой. Это более 65% отечественной сырьевой базы, и доля непрерывно растет. Значительный объем трудной нефти сосредоточен в Ханты-Мансийском АО в залежах баженовской, ачимовской и тюменской геологических структур. Стратегическое значение имеют отложения баженовской свиты, потенциальные запасы которой оцениваются Минэнерго в 20 млрд тонн. Она распространена практически по всей территории Западной Сибири на глубине 2,5 — 3 тыс. метров и расположена в традиционных регионах нефтедобычи с развитой инфраструктурой.

— Тема баженовской свиты с повестки дня не уйдет в ближайшее время. В перспективе это создаст соответствующую ресурсную и запасную базу, и пополнит те объемы, которые мы потеряем по традиционным запасам, — считает директор Западно-Сибирского научно-исследовательского и проектного института технологий глубокого бурения Яраги Курбанов. — Еще одна важная тема — это освоение более глубоких юрских отложений, которые в Западной Сибири также являются продуктивными. Для того, чтобы в будущем обеспечить необходимый уровень добычи, нужно уже сейчас активно осваивать нижележащий горизонт. Эти отложения бывают как нормальной аномальности, так и высокоаномальные, высоконапорные. Для извлечения этих запасов нужны особые технологии и специальное оборудование.

В каждой секции ТНФ по этим вопросам будут представлены свои разработки, поскольку в этом направлении сейчас работают и геофизики, и геологи, и буровики.

По словам главы Минприроды России Сергея Донского, в последнее время многие компании существенно поменяли позицию в отношении трудноизвлекаемых запасов, стали больше вкладываться в технологии, в подготовку таких запасов к извлечению.

По оценкам Минэнерго, к 2035 году доля ТрИЗ может составить от 14 до 20% общей добычи при значительных инвестициях в разработку технологий: «Такие направления, как геологоразведка, добыча трудноизвлекаемых запасов и запасов шельфа, к 2035 году обеспечат около 60% всей добычи».

Степень выработанности разведанных запасов достигает 55%, степень разведанности начальных суммарных ресурсов — 46%, то есть в России еще могут быть выявлены сотни новых месторождений нефти, в том числе десятки крупных, считают специалисты Роснедр. В последние годы запасы нефти в России стабильно растут, но основной прирост идет за счет не открытия новых месторождений, а доразведки отрабатываемых объектов. Без вовлечения в отработку ТрИЗ удержать достигнутый уровень добычи в период после 2020 года будет практически невозможно.

Когда мы будем экспортировать технологии

Эффективное освоение труднодоступных запасов невозможно без инновационных технологий. Их разработка и промышленное внедрение — вторая задача, о которой говорят участники предстоящего Тюменского нефтегазового форума. В условиях санкций трансфер зарубежного оборудования ограничен. По информации аналитического центра при правительстве РФ, под воздействием санкций оказались совместные проекты Total с ЛУКойлом, ExxonMobil с Роснефтью по освоению месторождений баженовской свиты и ачимовских залежей, а также проект Shell c «Газпром нефтью» в рамках СП «Ханты-Мансийский нефтегазовый союз». Полностью отказаться от зарубежных технологий и оборудования пока невозможно, но движение к собственным разработкам есть. Разработку технологий по добыче ТрИЗ ведут российские компании — ЛУКойл (и его «дочка» «Ритэк»), Сургутнефтегаз, а также «Газпром нефть», предлагающая собственные технологии строительства горизонтальных скважин с многостадийным гидроразрывом пласта (МГРП).

— Практически у всех отечественных нефтегазовых и сервисных компаний, получивших некоторый опыт работы с зарубежными партнерами, есть понимание путей создания такого оборудования и технологий, например, технологий вскрытия залежей многоствольными скважинами, — убежден Яраги Курбанов. — Эти технологии направлены на создание так называемых интеллектуальных систем извлечения, в том числе остаточных запасов из недр.

При этом эксперты признают, что трансфер импортных технологий — необходимое условие для разработки собственных инноваций. Один из вариантов — подстроить уже опробованные зарубежные технологии под российские реалии. Участники ТНФ на специальной сессии «Трансфер технологий в нефтегазовой отрасли: перспективы сотрудничества России и Германии» обсудят рыночные и нерыночные каналы трансфера технологий, оценят эффективность и перспективы развития сотрудничества. Опытом с коллегами поделятся лидеры отрасли — президент DynaEnergetics Иан Грэйвз, генеральный директор The Green Day GmbH Герхард Кройдер, генеральный директор KVT Kurlbaum AG Рольф Белински, руководитель по России KCA Deutag Олаф Боне.

По итогам первых семи месяцев 2017 года на нефтегазовые доходы пришлось 3,3 трлн рублей, что составляет 39,3% всех доходов федерального бюджета

По словам первого замглавы Минпромторга Глеба Никитина, одна из ключевых ролей в деле импортозамещения высокотехнологичной продукции принадлежит отрасли нефтегазового машиностроения:

— К 2020 году объемы гособоронзаказа будут снижены, поэтому производственные мощности предприятий ОПК могут и должны использоваться в целях производства высокотехнологичной гражданской продукции. С сегодняшней доли в 16% от общего объема производства ОПК необходимо довести ее к 2025 году до 30%, а к 2030-му — до 50%. На ТЭК уже приходится не менее 8,2% гражданской продукции ОПК.

Есть успешные примеры импортозамещения. Так, тюменское НПО «СибБурМаш» (специализируется на исследовании, разработке и выпуске оборудования для нефтегазового комплекса) на базе индустриального парка Боровский будет производить водонефтегазонабухающие пакеры. Объем инвестиций в проект — 110 млн рублей. Импортозамещающую продукцию (она заменит китайские пакеры) уже ждут в Славнефти, Роснефти и Сургутнефтегазе. Кроме того, принято решение о реализации на той же площадке инвестпроекта по производству газопоршневых и газотурбинных генераторов. Проект осуществляет компания ЭнергоТехСервис при партнерской поддержке General Electric.

Реализация программ импортозамещения не должна оставаться прерогативой федерального центра, важно развивать инструменты поддержки на региональном уровне. Правительство Тюменской области, промышленность которой исторически ориентирована на выпуск продукции для нефтегазового комплекса, подписало с крупными нефтегазовыми компаниями (Газпромом, «Газпром нефтью» и Роснефтью) ряд стратегических документов, определяющих условия взаимодействия в сферах импортозамещения и поддержки инноваций — «дорожные карты». В рамках Тюменского форума планируются к подписанию аналогичные соглашения с Транснефтью, Сибур-Холдингом, Сургутнефтегазом.

Подпись к фото: Тюменский нефтегазовый форум должен стать площадкой, где не только определяются тренды развития нефтегазовой отрасли, но и решаются вопросы практического характера

— Практические механизмы взаимодействия с нефтегазовыми компаниями, закрепленные в «дорожных картах», устанавливают понятные сторонам правила взаимовыгодного сотрудничества. В сочетании с мерами государственной поддержки они делают направление нефтегазового машиностроения привлекательным как для экономики региона, так и для действующих предприятий и потенциальных инвесторов. Результатом такого подхода стали глубоко локализованные в регионе производства крупных международных иностранных компаний DYNA Еnеrgetics, Шлюмберже, KCA Deutag, Бентек, Бейкер Хьюз, а также развитие нескольких собственных проектов, — заявил губернатор Тюменской области Владимир Якушев. — В итоге за 2015 — 2016 годы в рамках региональных программ поддержки тюменские производители поставили нефтегазовым компаниям оборудования и материалов более чем на 42 млрд рублей, половина этого объема — импортозамещающая продукция.

— Модернизации отрасли и активному внедрению инноваций мешает вовсе не отсутствие идей или научного потенциала в российском нефтегазе. Основная проблема — недостаточный уровень взаимодействия между основными участниками создания новых технологий — от научных институтов и их фундаментальных исследований до внедрения технологий компаниями, которые будут применять их «в полях», — обозначил проблему отрасли директор по развитию бизнеса VYGON Consulting Антон Рубцов. — Существующая система налоговых и таможенных льгот в первую очередь ориентирована на ускорение ввода в разработку новых месторождений и поддержание добычи на выработанных активах, но не стимулирует развитие отечественных технологий освоения ТрИЗ и повышения коэффициента извлечения нефти (КИН). Основной пробел в цепочке создания технологий в России имеется на этапе опытно-промысловых испытаний, поэтому необходимы технологические полигоны, позволяющие объединить усилия добывающих, сервисных и научных компаний. В условиях технологических санкций особенно необходима государственная административная и экономическая поддержка развития такого института. Мы должны ставить перед собой задачу стать не только лидером в добыче углеводородов, но и экспортером нефтегазовых технологий.

Эксперты подтверждают: в стране достаточно НИОКР, инжиниринговых компаний и КБ, с опорой на которые даже самые амбициозные и технологически сложные задачи могут получить передовое инновационное решение в разумные сроки.

Обеспечить спросом

В нефтегазовой сфере Минэнерго РФ планирует расширить меры господдержки импортозамещающих проектов, в частности по стимулированию спроса и софинансированию страховых рисков. Также Минэнерго строит планы консолидации центров инженерных разработок для ТЭК с целью объединения информации о спросе, налаживания взаимодействия между компаниями ТЭК и проектировщиками-подрядчиками, а также в случае необходимости применения адресной господдержки проектов. В ведомстве убеждены, что объем российского технологического нефтегазового экспорта может быть соизмерим с доходами от продаж технологий электроэнергетической, атомной и оборонной промышленности вместе взятых. Напомним, в России насчитывается около 200 предприятий, производящих самый широкий спектр технологических решений и оборудование для ТЭК.

— Бизнес должен отдавать себе отчет, что если мы говорим о создании своего высокотехнологичного оборудования, то этот процесс должен быть обеспечен спросом и заказами, — расставил акценты председатель Научного совета РАН по геологии и разработке нефтяных, газовых и угольных месторождений Алексей Конторович. — А если наши ведущие НК при первой возможности, минуя санкции, будут все закупать на Западе, то своего оборудования мы не создадим. Западную Сибирь мы осваивали на советском буровом оборудовании, советскими тракторами и вертолетами, советским геофизическим оборудованием, созданным наши учеными и инженерами. На это и надо опираться.

Важны желание и максимальное взаимодействие игроков ТЭК и производителей. ТНФ и станет площадкой для их сотрудничества. На специальных закупочных сессиях представители малого и среднего бизнеса смогут предложить свою продукцию крупнейшим нефтегазовым компаниям России, которые расскажут о планах закупок на 2018 год. В режиме индивидуальных встреч потенциальные поставщики смогут презентовать продукты и услуги. По мнению губернатора Тюменской области Владимира Якушева, нововведение может стать одним из локальных элементов поддержки сбыта отечественной высокотехнологичной продукции и обеспечит дополнительный доступ малым предприятиям к государственному и корпоративному заказу.

— Модернизация нефтегазовой сферы, импортозамещение и поддержка инновационных компаний малого и среднего бизнеса — эти актуальные задачи должны решаться комплексно, в том числе за счет создания точек коммуникации, — отметил глава региона. — Тюменский нефтегазовый форум должен стать площадкой, где не только определяются тренды развития нефтегазовой отрасли, но и решаются вопросы практического характера.

— Нужно думать о КИН уже на этапе проектирования и строительства скважины, — сделал важное дополнение Яраги Курбанов. — Пока мы мало этому уделяем внимание. Начинаем повышать нефтеотдачу пласта уже в процессе разработки месторождения, а нужно еще на этапе проектирования и строительства скважины построить такую дренажную систему из залежей, чтобы скважинная продукция могла отбираться более полно. То есть нужно создавать более гидродинамически совершенную систему. А для этого мы сейчас, во-первых, работаем над строительством боковых стволов, горизонтальных стволов уже на существующих скважинах. Во-вторых, целенаправленно бурим горизонтальные стволы значительной протяженности: от 200 до 1000 метров. В-третьих, строим уже многозабойные скважины. Такой опыт есть у ЛУКойла и «Газпром нефти». Еще одно инновационное направление — так называемые интеллектуальные скважины: оборудование установлено в саму скважину, а мы периодически можем включать тот или иной ствол в разработку, используя наземную систему управления.

Гибкие, но не свободные

Еще одна важная задача — развитие сектора независимых нефтегазодобывающих компаний (ННК). Пока доля ННК в общей добыче страны очень мала, около 4%. По итогам 2016 года это немногим более 22 млн тонн нефти и конденсата. «В существующем нормативно-законодательном поле, регулирующем отечественный нефтегазовый комплекс, не учтена специфика бизнеса ННК. А она определяется прежде всего монотоварностью этих в массе своей некрупных компаний — ННК продают исключительно добываемое ими сырье: нефть, конденсат, газ. Причем преимущественно на внутреннем рынке (в среднем около 60% от объема их добычи), — констатировала генеральный директор Ассоциации независимых нефтегазодобывающих организаций “АссоНефть” Елена Корзун. — Отсюда существенно меньшая, чем у диверсифицированного бизнеса крупных вертикально-интегрированных нефтяных компаний (ВИНК), свобода маневра на рынке, что в определенной мере компенсируется оперативностью независимых компаний в принятии управленческих решений и, соответственно, их большей гибкостью, приспосабливаемостью к изменению условий работы».

По мнению Елены Корзун, конек ННК — это акцент на углубленную геологоразведку и особая склонность к внедрению технологических инноваций, что позволяет им существенно приращивать запасы зачастую изначально не очень богатой минерально-сырьевой базы:

— И как только появляется новое открытие, эта залежь практически сразу вовлекается в разработку. Именно в этом изюминка работы компаний нашего сектора. Их ниша на рынке, столь необходимая для обеспечения по-настоящему рационального недропользования в стране, — приращивать и разрабатывать те нефтегазовые активы, которые, исходя из философии «экономики масштаба», не интересны крупным компаниям полного цикла, ВИНК. Сырьевая база стареет, истощается, новые Самотлоры уже не открываются, в регионах на аукционы все чаще выставляются мелкие месторождения, которые, кстати, нередко в последнее время оказываются невостребованы из-за отсутствия экономических стимулов у инвесторов вовлекать в разработку небольшие активы с применением новейших технологий. Это дело специализированных игроков, навыки и культура производства которых нацелены на то, чтобы извлечь из иссякающего пласта всю нефть до последней капли.

За 2015 — 2016 годы в рамках региональных программ поддержки тюменские производители поставили нефтегазовым компаниям оборудования и материалов более чем на 42 млрд рублей, половина этого объема — импортозамещающая продукция

— Действительно, у нас в стране есть огромное количество мелких месторождений с запасами менее 3 млн тонн, — соглашается Алексей Конторович. — И эти месторождения осваивать крупным компаниям несподручно. Вот для этого требуется малый нефтяной бизнес. Мы в последние годы добываем из таких мелких месторождений 35 — 40 млн тонн нефти в год.

А можем добывать, по нашим оценкам, больше 100 млн тонн. Учитывая, что на крупных месторождениях, которые уже выработаны, уровень добычи будет падать, это очень серьезное подспорье для его поддержания в старых регионах. Нам неизбежно придется наращивать количество малых ННК, и это одна из важнейших задач ближайшего десятилетия.

Как ее реализовать? Важно понимать, что раскрытие потенциала сектора ННК во многом зависит от государственного подхода к его деятельности. Глава АссоНефти рассказала, что в рамках ТНФ проблемам развития этого сектора будет посвящена специальная панельная сессия. «По нашим оценкам, ННК способны увеличивать добычу даже в рамках действующего налогового законодательства, а также готовы осваивать и ТрИЗ, что во многих странах мира является привычным уделом именно небольших компаний, — подчеркивает Елена Корзун. — Но для этого необходимо совершенствование не только налоговой политики, но и всей законодательной системы недропользования, включая вопросы лицензирования, землеотвода, а также инвестиционной и кредитно-финансовой политики, адекватной институциональной организации отрасли».

— Россия обладает значительными рентабельно извлекаемыми запасами углеводородного сырья даже в условиях очень высокого уровня налогообложения и больших транспортных затрат, входит в тройку мировых лидеров по добыче нефти и газа. Чтобы сохранить и даже усилить позиции, необходимо чутко реагировать на глобальные изменения, — подводит итоги Антон Рубцов. — Сейчас, например, «умная энергетика», ИТ дают колоссальные возможности в оптимизации использования энергии. Это актуально и для нефтегазового сектора — «умные скважины», перевод государственной статистики на блокчейн, использование big data и machine learning при интерпретации геологических данных, результатов сейсмики и бурения. Здесь важно не опоздать на уходящий высокотехнологичный поезд, иначе отечественному нефтегазу будет непросто конкурировать на мировых рынках углеводородов. Тут нам, к счастью, есть на что опереться: у России имеется высокий нереализованный научно-технический потенциал.

Справка:

В августе Уватнефтегаз запустил Косухинское месторождение, расположенное в Тюменской области. Извлекаемые запасы нефти — 18 млн тонн. Новый актив Уватского проекта входит в группу месторождений Тямкинского хаба, объединенных единой инфраструктурой.

Артем Коваленко

Источник: «Эксперт Урал» №37 (740)

!!! Комментарий пресс-службы АссоНефти:

Данная публикация была «перепечатана» еще и здесь:

1. «По словам главы Минприроды России Сергея Донского, в последнее время многие компании существенно поменяли позицию в отношении трудноизвлекаемых запасов, стали больше вкладываться в технологии, в подготовку таких запасов к извлечению»; 13.09.2017; tass24.ru: http://tass24.ru/poslednie-novosti-dnya-ukrainy-i-mira-poslednie-podrobnosti/


Возврат к списку