тел. (499) 197-74-00
факс. (499) 946-87-11
Контакты для СМИ
г. Москва, ул Народного Ополчения,
д.34, стр.1 Бизнес-центр «ЦКБ-Связь»

«Небольшие нефтяные компании идут путем «Сургутнефтегаза»

25.04.2018  09:43; «ФедералПресс»: http://fedpress.ru/interview/2028605

Под ударом западных санкций крупнейшие российские компании теряют капитализацию, контракты, технологии. О том, как в этих условиях живут небольшие производители нефти, о технологиях, налогах и даже качестве бензина в интервью «ФедералПресс» рассказала генеральный директор Ассоциации независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть» Елена Корзун.

Эксперт: Елена Корзун подробнее

Сказываются ли санкции на работе небольших нефтяных компаний? Могут они прожить, например, без западных технологий?

– Независимые, в том числе и малые, нефтегазодобывающие компании (ННК) – часть нефтегазодобывающего комплекса страны. И участникам нашей Ассоциации, как и крупным холдингам, тоже нелегко. Вместе с тем, небольшие частные компании не работают на шельфовых и сланцевых месторождениях, а ведь именно на поставки оборудования и технологий для разработки такого рода запасов были в первую очередь нацелены санкции. ННК работают преимущественно на отечественном и китайском оборудовании, используют инновационные российские технологии.

Только российские и китайские, но почему?

– Компании нашего сектора не пользуются услугами крупных международных сервисных компаний, в отличие от большинства ВИНК. Такие гиганты нефтесервиса, как «Шлюмберже», «Халибертон» для ННК, честно говоря, просто не по карману. Поэтому они или привлекают в подрядчики небольшие отечественные компании, или создают свои собственные сервисные службы, то, что мы называем «путь «Сургутнефтегаза». Так что наши относительно крупные участники, как, например, «Иркутская нефтяная компания», или даже не очень крупные, как «ЮКОЛА-нефть», имеют свои сервисные службы.

Конечно, технология разработки во многом зависит от масштаба месторождения, у небольших участков – своя специфика. Недаром все «отцы-командиры» вертикально-интегрированных компаний, такие как Вагит Алекперов, Игорь Сечин, говорят, что мелкие месторождения – зона компетенции небольших частных предприятий.

С технологиями – все понятно. Тогда что же сегодня волнует независимых нефтедобытчиков?

– Высокие налоги. Для нефтяных компаний независимого сектора очень важно, когда будет завершен налоговый маневр, ведь больше половины из них вообще не имеют экспорта, и для них обещанное снижение или обнуление экспортной пошлины на сырую нефть не имеет экономического смысла. А вот одновременное повышение базовой ставки налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) серьезно увеличит налоговую нагрузку. Хочется, чтобы все же Минэнерго отстояло в Минфине позицию отрасли, что большой налоговый маневр нужно заканчивать к 2023 году.

Надо завершить налоговый маневр, когда закончится модернизация нефтеперерабатывающих заводов, включая самые небольшие. Независимые заводы почти на 70% загружаются нефтью с наших независимых добывающих предприятий. Мы две части одного целого – независимая добыча не может быть без независимой переработки. И если налоговый маневр закончится в этом или следующем году – это будет очень плохо и для небольших НПЗ, и для нефтедобытчиков. Из независимых частных НПЗ даже такие относительно крупные заводы, как Антипинский, Новошахтинский НПЗ, у которых 5-10 млн т переработки в год и то не успевают закончить программу модернизации. Что уж говорить про небольшие производства.

При этом небольшие заводы часто обвиняют в некачественной продукции.

– Я подчеркиваю, мы не за некачественное топливо. Я сама автомобилист, заправляюсь всегда у одной компании, и вовсе не адепт какого-нибудь бодяжничества. Но есть своя линейка продуктов, которые выпускают эти мини-НПЗ. Это, к примеру, сырье для нефтехимии. Их продукция востребована не транспортными отраслями – горно-обогатительными комбинатами, сельским хозяйством, даже дачниками.

Мне кажется правительство до конца не понимает важность независимых НПЗ, ими надо позаниматься более детально, не обвиняя всех одним махом в производстве контрафакта. Я не говорю, что там все белые и пушистые, и не говорю, что они все нужны. Но нужно выдерживать линию индивидуального подхода. Это все-таки не ларек, торгующий бубликами. Инвесторы вложили туда крупные средства, будем уважать инвесторов.

Независимая добыча, независимые перерабатывающие мощности, независимый сервис – звенья одной цепи в рыночной экономике. И сеть независимых бензоколонок. Надо понимать, что больше 60% всех бензоколонок в стране – это частные заправки.

Вы, как автомобилист, довольны их работой?

– Сеть частных колонок – это как магазины шаговой доступности, особенно в регионах, в сельской местности. Это удобно для жителей, ведь не всегда крупная вертикально-интегрированная компания поставит свою большую многопостовую бензоколонку в какой-нибудь глуши. Зато там может встать небольшая колонка.

А качество топлива на частных заправках не вызывает сомнений?

– Надо понимать, что между бензоколонкой и заводом стоит оптовая база. С моей точки зрения все возможные нарушения происходят именно там, не на самой колонке.

Кто входит в вашу ассоциацию?

«АссоНефть» объединяет, я бы сказала, лучшую часть независимых добывающих и перерабатывающих российских компаний. В целом в прошлом году сектором ННК было добыто 23 млн т нефти, это 4% от общей добычи страны. Зато в объемах эксплуатационного бурения у нас порядка 20%, это потому что месторождения молодые. Кстати три года подряд, до присоединения России к ОПЕК+, сектор независимых производителей показывал самые большие темпы роста добычи.

Какова роль небольших предприятий в нефтедобывающей отрасли?

Максимально эффективное использование минерально-сырьевой базы страны. Приведу пример, в Татарстане в свое время 19 лет подряд падала добыча нефти, пока Минтимер Шаймиев в 1997 году своим указом не создал малые частные нефтяные компании. И ситуация стабилизировалась. Сегодня 20% добычи Татарстана приходится на малые компании.

В новые регионы тоже идут не только «Роснефть» и «Сургутнефтегаз», но и частные инвесторы. Например, компания «Дулисьма», «Иркутская нефтяная компания», работающие в Восточной Сибири. В Якутию сейчас идет «РНГ». Частник готов вкладывать деньги, но от государства нужны понятные и четкие правила игры. Хочу заметить, что с приходом в министерство команды Александра Новака, независимому сектору уделяется гораздо больше внимания, чем в предыдущие годы.

А как к независимым нефтедобытчикам относятся в регионах?

– Для них небольшие производители, во-первых, важные налогоплательщики. Ведь это крупнейшие предприятия, например, на территории Саратовской, Оренбургской, Томской, Иркутской и других областей, Республики Удмуртия, Башкортостан, Татарстан. Любое нефтедобывающее предприятие – это колоссальный оборот, это налог на прибыль, налог на имущество, который остается в регионе. Тем более наши компании очень законопослушные, ведь к кому придет проверка, к большому предприятию или маленькому? Так что в регионах их очень любят.

Михаил Калмацкий

!!! Комментарий пресс-службы АссоНефти:

Данная информация была опубликована еще и здесь:

· «Небольшие нефтяные компании идут путем «Сургутнефтегаза»; 25.04.2018; Рамблер/новости: https://news.rambler.ru/other/39704898-nebolshie-neftyanye-kompanii-idut-putem-surgutneftegaza/

· «Небольшие нефтяные компании идут путем «Сургутнефтегаза»; 24.04.2015 09:43; Rodina.news: http://rodina.news/nebolshie-neftyanye-kompanii-idut-putem-surgutneftegaza-18042509430079.htm


Возврат к списку

Общественные обсуждения