тел. (499) 197-74-00
факс. (499) 946-87-11
г. Москва, ул Народного Ополчения,
д.34, стр.1 Бизнес-центр «ЦКБ-Связь»

«АссоНефть» выразила свою позицию при обсуждении в Совете Федерации темы «законодательного обеспечения деятельности малых и средних нефтегазодобывающих предприятий»

30.10.2020; Сайт «АссоНефти»: http://www.assoneft.ru/activities/press-centre/tek/6633/

29 октября 2020 г. комитет Совета Федерации по экономической политике провел в онлайн-режиме «круглый стол» на тему «Вопросы законодательного обеспечения деятельности малых и средних нефтегазодобывающих предприятий».

В работе мероприятия приняла участие Елена Корзун, генеральный директор Ассоциации независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть», уже более 25 лет отстаивающей в диалоге с федеральными и региональными властями интересы независимых (т.е. не интегрированных в ВИНК, не аффилированных ни с ВИНК, ни с государством и не ведущих свою деятельность на условиях СРП) нефтегазодобывающих компаний (сокращенно - ННК), относящихся, как правило, к так называемому в просторечии малому и среднему нефтегазодобывающему бизнесу. ННК имеют свою специфику бизнеса, которая существенно отличается от специфики деятельности крупных вертикально-интегрированных нефтегазодобывающих компаний (ВИНК). ННК являются предприятиями так называемого неполного цикла и характеризуются монотоварностью – такие компании не имеют собственной коммерческой нефтепереработки, а занимаются исключительно разведкой, добычей и оптовой реализацией добытого углеводородного сырья (УВС).

Своё выступление на «круглом столе» Елена Корзун начала с упоминания о недавно утвержденной российским правительством «Энергетической стратегии Российской Федерации на период до 2035 года», где в комплекс ключевых мероприятий по обеспечению стабильного уровня добычи нефти в стране были включены, в том числе, и задачи по введению в хозяйственный оборот малых месторождений, высокообводненных и малодебитных скважин, а также создание условий для развития малых и средних нефтекомпаний.

В Энергостратегии-2035 теперь записано буквально следующее: «Как минимум до 2025 года в связи с необходимостью концентрации и повышения эффективности инвестиций вертикально-интегрированные компании будут доминировать в основных видах деятельности нефтяной отрасли. Тем не менее вследствие ухудшения структуры запасов углеводородного сырья, необходимости повышения инновационной активности, гибкости и адаптивности к изменениям конъюнктуры рынков неуклонно возрастает роль малых и средних нефтегазовых компаний».

Особая актуальность задачи развития в нефтегазовой отрасли России сектора ННК, по мнению генерального директора «АссоНефти», объясняется тем, что уже в начале XXI века в нашей стране остро назрела, как считает академик Конторович, практическая смена существующей парадигмы развития российского нефтегазового комплекса (НГК) - в связи с устойчивой тенденцией измельчания минерально-сырьевой базы (МСБ) необходимо уделять на государственном уровне значительно большее внимание стимулированию развития относительно некрупных или даже совсем небольших независимых нефтегазодобывающих компаний (ННК), наиболее приспособленных, согласно передовой мировой практике, к эффективной разработке мелких месторождений.

А именно такие месторождения начинают всё больше преобладать в отечественной МСБ. Академик Конторович оценивает их совокупные запасы в 22,5 – 25 млрд. тонн, т.е. «игра стоит свеч».

Как сообщила участникам «круглого стола» Елена Корзун, сегодня в России вновь открываемые и подготовленные к промышленной разработке запасы УВС сосредоточены, главным образом, в сверхмелких, мелких и средних месторождениях и являются, , в основном, ТРИЗами.

86% месторождений из распределенного фонда недр содержит НИЗ менее 15 млн т и зачастую не входят в зону экономических интересов ВИНК. 60% из 290 введенных в эксплуатацию за 2006 -2014 г.г. месторождений имеют НИЗ менее 1 млн т. Аналогичная картина и при распределении перспективных ресурсов категории С3.

И в то же время известно, что во всех нефтедобывающих странах со схожей с Россией МСБ на разработке такого рода запасов специализируются преимущественно небольшие частные компании – можно сказать, отраслевой малый и средний бизнес. В России эта группа операторов по добыче УВС работает уже с начала 90-х годов. Правда, если в 1995 году на их долю приходилось 7% добычи страны, то в 2019 г. она составляла уже только 4%. Для сравнения – в США на долю независимых компаний приходится порядка 40-50% добычи общенациональной добычи нефти. Именно они стали там драйверами так называемой «сланцевой» революции.

Но для того, чтобы ННК начали и в России эффективно разрабатывать запасы мелких месторождений, по мнению академика Конторовича, требуется «коренная перестройка институциональной структуры нефтяного комплекса, его законодательной и нормативной базы, практики налогообложения».

Ведь сегодня вся нормативно-законодательная база госрегулирования российского НГК и смежных с ним секторов экономики настроена исключительно под специфику бизнеса крупных ВИНК, имеющих существенно большую широту манёвра на рынке по сравнению с относительно некрупными независимыми, т.е. не интегрированными в ВИНК компаниями, специфика которых, занимающихся исключительно разведкой и добычей, практически не учитывается при принятии ключевых решений на государственном уровне по регулированию работы российского НГК. Из-за этого потенциал российских ННК, выражающийся в существенно большей, чем в крупных забюрократизированных структурах, оперативности принятия управленческих решений, в более гибком реагировании на смену ситуаций на рынке и в особой нацеленности на внедрение инноваций, зачастую не раскрывается в полной мере, и этот вид компаний, занимающихся исключительно разведкой и добычей, не развивается у нас должным образом.

Как заметила в своём выступлении Елена Корзун, ни в одном законодательном акте РФ до сих пор нет юридического определения ни ВИНК, ни ННК. Соответственно нет и критериев отнесения нефтегазодобывающих компаний к сектору независимых нефтегазодобывающих компаний - с целью их прозрачного администрирования со стороны ФОИВ. Дискуссия по этому вопросу, пояснила Корзун, продолжалась несколько лет. Что же положить в основу определения ННК – количественные (объем запасов, объем добычи и прочее) или качественные критерии?

В итоге 5 августа 2015 года был подписан специальный межведомственный протокол между ФАС и Минэнерго РФ о критериях ННК. Для образности эти критерии можно выразить, причём, вне зависимости от объема добычи, пятью так называемыми «НЕ».

Так вот, согласно упомянутому протоколу, независимыми нефтегазодобывающими компаниями являются компании:

- не дочерние по отношению к ВИНК;

- не аффилированные с ВИНК;

- не имеющие госпакета в уставном капитале;

- не имеющие собственной коммерческой нефтепереработки;

- не ведущие свою деятельность на условиях СРП.

Именно эти качественные критерии отражают специфику бизнеса ННК, существенно отличающуюся от специфики бизнеса крупных ВИНК, компаний с госучастием, а также работающих в особом налоговом режиме – СРП. По мере развития своего бизнеса та или иная ННК может значительно наращивать свои запасы, в разы увеличивать добычу, но если она по-прежнему отвечает выше названным критериям, то сохраняет свою прежнюю специфику бизнеса, характерную именно для независимых компаний.

К сожалению, особо отметила гендиректор «АссоНефти», не смотря на существующий протокол о критериях ННК, утвержденный заместителем министра энергетики РФ, до сих пор в статистике ЦДУ ТЭК существует путаница, что искажает картину структуры добычи нефти в стране. Исправить это можно только законодательным закреплением статуса ННК и ВИНК, подчеркнула Елена Корзун.

Затем она подробно рассказала участникам «круглого стола» о том, какие же первоочередные действия на уровне государственного регулирования необходимо предпринять для выполнения упомянутой задачи, поставленной Энергостратегией-2035.

Так, экспертам «АссоНефти» представляется, что в первую очередь необходимо на федеральном уровне провести три законодательные инициативы:

·       Первая сверхсрочная: Сохранить действующие инвестиционные проекты у ННК. Прежде всего, компенсировать отмену льгот по НДПИ (по выработанности и вязкости) и экспортной пошлине для нефтяных компаний, осуществляющих инвестиционные проекты на территории РФ - за счёт налогового вычета из НДПИ, обусловленного заключением специального Соглашения о защите и поощрении капиталовложений (СЗПК) в соответствии с Федеральным законом «О защите и поощрении капиталовложений в Российской Федерации», вступившим в силу 1 апреля 2020 г.

·       Вторая срочная: Ввести в Федеральный закон «О недрах» определение статуса недропользователей – ННК, в целях оптимального администрирования сектора ННК со стороны ФОИВ – в частности, для оказания адресной поддержки со стороны государства, например, в период резких падений цен на нефть (дело в том, что ННК в процентном отношении заметно больше ВИНК поставляют добытую нефть на внутренний рынок и поэтому их бизнес в очень сильной степени зависит именно от внутренних цен на нефть).

·       Третья срочная, вытекающая из второй срочной: Предоставить в ведение субъектов Федерации особое право проводить конкурсы на месторождения с НИЗ менее 5 млн т.

Кроме того, «АссоНефть» считает весьма целесообразным для всех нефтедобывающих регионов страны организовать при главах соответствующих субъектов Федерации постоянно действующие рабочие группы по координации и поддержке деятельности местных ННК.

Такой положительный опыт, отметила Елена Корзун, есть уже в Республике Татарстан. Похожие действия уже начинает реализовывать и руководство Башкортостана. Аналогичные идеи уже звучат и на депутатских слушаньях в Думе ХМАО и поддержаны 1-ым заместителем губернатора этого округа.

В заключение своего выступления генеральный директор «АссоНефти» заявила, что анализ ситуации этого года в нефтяной промышленности России в период кризиса, обусловленного пандемией, со всей очевидностью выявил все недоработки и прорехи действующего в России законодательства в отношении сектора ННК.

Елена Корзун также проинформировала участников «круглого стола», что в рамках мероприятий, проведённых созданной в 2019 году специальной рабочей группы по развитию малого и среднего предпринимательства в нефтедобыче под руководством курирующего российский НГК заместителя министра энергетики Павла Сорокина, «АссоНефть» уже докладывала свои предложения по мерам поддержки сектора ННК, сформулированные на основе обобщения коллективных предложений компаний этого сектора.

В итоге все эти предложения «АссоНефти» были переданы Еленой Корзун в комитет Совета Федерации по экономической политике, с целью их использования для выработки текста рекомендаций состоявшегося «круглого стола». Работа над этим документом должна быть закончена, ориентировочно, к 5 ноября, после чего он будет разослан в соответствующие структуры государственного регулирования.

Важно отметить, что выступивший на «круглом столе» директор Департамента добычи и транспортировки нефти и газа Минэнерго Александр Гладков также обратил внимание участников мероприятия на то, что до сих пор в российском законодательстве отсутствует определение малых и средних нефтедобывающих компаний.

По словам Гладкова, Минэнерго неоднократно рассматривало возможность предоставления льгот только для таких нефтегазодобытчиков. Но, увы и увы, адресность таких преференций сегодня не закреплена на законодательно-нормативном уровне.

Как сообщила «Парламентская газета», в проекте рекомендаций по итогам «круглого стола» есть предложение правительству Российской Федерации «включить в состав комиссии по вопросам топливно-энергетического комплекса представителей объединений малых и средних нефтегазодобывающих предприятий», а «Совету Федерации и Государственной Думе предлагается рассматривать в первоочередном порядке проекты федеральных законов, направленных на поддержку независимого малого и среднего бизнеса в нефтегазовом комплексе и в горном деле».

----

Комментарий пресс-службы «АссоНефти»:

Сегодня относительно некрупные независимые нефтегазодобывающие компании (ННК), по инерции называемые «малыми и средними», вынуждены действовать в рамках «правил игры», созданных в расчёте на специфику бизнеса исключительно крупных ВИНК. По мнению многих экспертов отрасли, данное обстоятельство является одной из ключевых причин отсутствия условий для динамичного развития сектора ННК в нашей стране. На практике получается, что эти самые «малые и средние» ННК сегодня существуют у нас зачастую, можно сказать, в порядке исключения - как островки того, что образовалось в 90-ые и в начале 2000-ых. Т.е. не благодаря действующим «правилам игры», а, скорее, вопреки им. Создания новых компаний такого профиля в последние годы у нас практически не наблюдается. В отличие от США, где на тамошнем конкурентном рынке, настроенном и под ВИНК, и под ННК, происходит постоянное движение: да, слабые, не эффективные ННК банкротятся, но на их место приходят новые ННК. К тому же, многие ННК там после банкротства также не исчезают с рынка, а просто меняют собственников на более эффективных. В итоге, США сегодня имеют, помимо своих транснациональных ВИНК, еще и солидный и многочисленный отряд из относительно некрупных и даже совсем мелких ННК, отличающийся особой склонностью к внедрению инноваций. Как следствие, США имеют очень даже неплохую диверсификацию своего добычного потенциала, что является весомым конкурентным преимуществом в обостряющейся мировой борьбе за рынки сбыта. Россия же, как нам представляется, увы и увы, пока придерживается, скорее, реактивного поведения в этой ситуации - всего лишь запоздало реагирует, по мере сил, на то, что активно осуществляют её конкуренты.

Убеждены, что нам необходимо действовать АКТИВНО, используя в том числе и опыт наших конкурентов на мировом рынке.

Подготовлено пресс-службой «АссоНефти»

по материалам выступления генерального директора «АссоНефти» Е.В.Корзун на «круглом столе» комитета Совета Федерации по экономической политике 29 октября 2020 г., «Энергетической стратегии Российской Федерации на период до 2035 года», публикации «Парламентской газеты и статьи коллектива специалистов под руководством академика А.Э.Конторовича


Возврат к списку

Национальный нефтегазовый форум и выставка «Нефтегаз» в 2020 году