тел. (499) 197-74-00
факс. (499) 946-87-11
Контакты для СМИ
г. Москва, ул Народного Ополчения,
д.34, стр.1 Бизнес-центр «ЦКБ-Связь»

АНПЗ: Бегущий по лезвию рисков

30.09.2019

Злоключения Антипинского НПЗ вряд ли стоит рассматривать как приговор независимой нефтепереработке в России в условиях налогового маневра

30.09.2019 16:21; «Нефть и капитал» (OilCapital.ru): https://oilcapital.ru/article/general/30-09-2019/anpz-beguschiy-po-lezviyu-riskov?id=anpz-beguschiy-po-lezviyu-riskov&published_date=30-09-2019&type=AnalyticItem

Нашумевшую историю злоключений Антипинского НПЗ вряд ли стоит рассматривать как приговор независимой нефтепереработке в России в условиях налогового маневра. Скорее, это история о том, как недооценка фундаментальных рисков на старте проекта быстро ставит крест на благих начинаниях, особенно если инвестор рассчитывает компенсировать экономические просчеты поддержкой политического характера. Именно этот набор ошибок и совершил инициатор строительства Антипинского НПЗ Дмитрий Мазуров, ныне пребывающий под следствием. Но, как бы ни сложилась его личная дальнейшая судьба, следует признать, что созданное им предприятие имеет право на будущее.

Хроника запрограммированного коллапса

Недавняя публикация в открытых источниках финансовых показателей Антипинского НПЗ за 2018 г. позволяет в общих чертах восстановить картину событий, которые привели предприятие к плачевному исходу — прекращению поставок нефти, остановке производства, смене контролирующего собственника и техническому банкротству. Хотя именно прошлый год должен был стать для завода переломным: с запуском производства бензинов класса Евро-5, о котором было объявлено в середине сентября, он стал первым в России независимым НПЗ, успевшим пройти полный цикл модернизации до завершения налогового маневра.

Однако ожидаемого увеличения доходов по итогам года не произошло: по сравнению с 2017 г. выручка Антипинского НПЗ увеличилась всего на 1%, а чистый финансовый результат ушел в глубокий минус после двух предшествующих лет работы с минимальной прибылью.


2014

2015

2016

2017

2018

Выручка






млн рублей

124625

154196

146734

186022

187308

млн долларов

3229

2515

2197

3191

2978

Чистая прибыль/убыток

млн рублей

-34357

-59886

1207

26

-35763

млн долларов

-890

-977

18

0,4

-567

Непокрытый убыток

млн рублей

-31045

-90912

-89702

-89637

-125295

млн долларов

-804

-1483

-1343

-1538

-1992

Долгосрочные обязательства

млн рублей

76088

139489

118589

121214

131931

млн долларов

1971

2276

1775

2079

2097

Краткосрочные обязательства

млн рублей

43523

98549

138650

131625

159462

млн долларов

1128

1608

2076

2258

2535

курс доллара

38,6

61,3

66,8

58,3

62,9

Источник: СПАРК–Интерфакс.

Отсутствие средств на оплату сырья несколько раз приводило к остановке производства и недозагрузке мощностей. По данным ЦДУ ТЭК, за 11 месяцев 2018 г. объем переработки нефти на Антипинском НПЗ снизился на 8,2%, до 6,2 млн т, при проектной мощности 9 млн т в год. Следствием этого и стал минимальный рост выручки. Тем временем объемы обязательств и непокрытых убытков завода обновили новые антирекорды, что потянуло предприятие ко дну: для возобновления деятельности потребовались новые кредиты, за которыми неизбежно последовал и переход завода под внешнее управление.

Точку невозврата Антипинский НПЗ прошел гораздо раньше прошлогодних злоключений, считает нефтегазовый аналитик Василий Танурков, директор Группы корпоративных рейтингов Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА). По его мнению, критическим моментом для детища Дмитрия Мазурова стало падение цен на нефть в 2014–2015 гг., повлекшее за собой резкое падение курса рубля. Последующие же события, такие как разрыв контрактов на поставку нефти на предприятие, можно считать лишь отложенными последствиями.

Цена нефти и курс рубля стали главными негативными факторами для Антипинского НПЗ потому, что завод строился на валютные кредиты, напоминает эксперт.

Налоговый маневр, несомненно, тоже сильно сказался на состоянии предприятия, но при отсутствии этих двух факторов его влияние ощущалось бы в меньшей степени. Долговая нагрузка завода в таком случае не оказалась бы столь подавляющей, проект, возможно, был бы успешно реализован, и теперь все бы говорили о том, насколько дальновидны были принятые его инициатором решения.

«Любой долгосрочный инвестпроект предполагает риски, поэтому главный вопрос заключается в том, насколько адекватно справляется с ними инвестор.

Валютные кредиты были не лучшим способом управления рисками при том соотношении собственного и заемного капитала, которое имелось в случае Антипинского НПЗ. Кредиты на строительство предприятия можно было взять и в рублях, даже несмотря на используемое в строительстве импортное оборудование.

Другое дело, что при фактическом соотношении собственного и заемного капитала стоимость этих кредитов была бы существенно выше, значительная часть выгоды была бы поглощена процентными платежами. В результате инвестор, приняв на себя одновременно и длинное кредитное плечо, и валютные риски, рисковал вдвойне. Скорее всего, исходно был недооценен валютный риск, поэтому было взято именно такое кредитное плечо в валюте. При аналогичном плече в рублях проект, скорее всего, был бы нереализуем или имел бы гораздо меньшую рентабельность», — поясняет Василий Танурков.

Эти рассуждения становятся более понятны, если пересчитать ключевые финансовые показатели Антипинского НПЗ в доллары. Как видно из приведенной выше таблицы, несмотря на то, что в 2014–2019 гг. рублевая выручка завода увеличилась примерно в полтора раза, в долларовом эквиваленте все эти 5 лет она стагнировала. Из-за двукратной девальвации рубля объем долгосрочных обязательств Антипинского НПЗ пропорционально подскочил в рублях уже в 2015 г., и хотя в дальнейшем его удавалось держать примерно на одном и том же уровне, но краткосрочные обязательства за 5 лет выросли почти вчетверо в рублях и почти вдвое в долларах. В 2017 г., после того как завод начал выпускать дизельное топливо класса Евро-5, коллапс удалось отсрочить — выручка завода подскочила почти на 27% в рублях и на 45% в долларах. Но расчет на то, что сопоставимый рост обеспечит запуск производства евробензина, не оправдался. Даже если не принимать в расчет те обвинения, которые сегодня предъявлены Мазурову правоохранительными органами, следует признать, что экономика оказалась сильнее его замыслов.

Пиррова победа

Мог ли Дмитрий Мазуров предвидеть все те риски, о которых сказано выше? Восьмилетний кредит Сбербанка в размере $1,75 млрд (по тогдашнему курсу чуть более 57 млрд руб.) на модернизацию производства и рефинансирование задолженности Антипинский НПЗ привлек в конце 2013 г., когда цены на нефть находились на достаточно высоком уровне, курс рубля был вполне стабильным, а «санкционные войны» с Западом еще не начались. Иными словами, дальнейшие события можно рассматривать как идеальный шторм — такое сочетание негативных факторов в самом деле предугадать сложно.

На старте у Антипинского НПЗ был определенный запас прочности. К моменту начала налогового маневра он уже преодолел уровень переработки в 5 млн т нефти в год, который на тот момент считался границей зоны относительного комфорта для независимых переработчиков.

Но вместо того, чтобы сосредоточиться на планах развития Антипинского НПЗ, Мазуров и его группа «Новый поток» на фоне разворачивающегося экономического кризиса начинают экспансию, обращая внимание на предприятия, перспективы которых выглядят весьма туманно.

Например, в 2014 г. был взят в управление Марийский НПЗ с низкой глубиной и небольшим объемом переработки нефти (50% и 1,6 млн т в год соответственно), выставленный на продажу банком ВТБ, а через два года происходит приобретение этого актива с заявлениями о планах его модернизации. Далее «Новый поток» входит в управление Афипским НПЗ в Краснодарском крае, который также давно анонсировал масштабную инвестпрограмму.

Результат этих начинаний оказался плачевным. Марийский НПЗ в прошлом году, по данным системы «СПАРК-Интерфакс», получил чистый убыток почти в 2 млрд руб. и оказался под банкротством. У Афипского НПЗ выручка упала почти втрое (с 24,9 до 8,8 млрд руб.), а чистый убыток составил 35,8 млрд руб. Короче говоря, бизнес Дмитрия Мазурова вновь угодил в идеальный шторм, а желающих его спасать уже не нашлось. Некоторое время в качестве соинвестора Мазуров рассматривал владельца группы «Арети» Игоря Макарова, однако это партнерство кончилось, толком не успев начаться.

В ретроспективе можно предположить, что еще в 2014–2015 гг. у Мазурова была определенная возможность для лавирования. Например, он мог отложить планы модернизации Антипинского НПЗ на некое лучшее будущее или по меньшей мере не заниматься их реализацией в штурмовом режиме. Собственно, именно к этой тактике с началом налогового маневра и прибегли владельцы большинства независимых НПЗ: они продолжали заявлять о планах строительства новых мощностей для выхода на производство светлых нефтепродуктов, но дальше разговоров дело главным образом не шло. Мазуров же с упорством шел вперед, проявляя недюжинную волю к победе, которая на поверку оказалась пирровой.

«Стремление Антипинского НПЗ в кратчайшие сроки выйти на производство светлых нефтепродуктов было продиктовано пониманием того, что рано или поздно налоговый маневр будет реализован и тот, кто успеет модернизировать производство до его завершения, окажется в выигрыше», — полагает Василий Танурков.

К тому же, по его словам, перед глазами уже были кейсы успешной стратегии модернизации — например, построенный в 2005–2016 гг. татарстанский НПЗ «Танеко», которому удалось существенно повысить рентабельность и денежные потоки «Татнефти».

«Но даже если не брать фактор наличия собственного сырья, нельзя сбрасывать со счетов, что завод „Танеко“ строился с незначительным привлечением заемного финансирования, заимствования делались в рублях, а контроль над реализацией проекта был очень эффективным — иными словами, все делалось на совсем другом уровне и с другим отношением к рискам. Если бы такое же сочетание факторов присутствовало при строительстве Антипинского НПЗ, то никаких критических проблем у него бы не возникло», — отмечает эксперт.

Решение Дмитрия Мазурова во что бы то ни стало выйти на производство светлых нефтепродуктов в кратчайшие сроки очень напоминает тактику, которую исповедовал Наполеон: главное — ввязаться в бой, а там будет видно, проводит историческую аналогию независимый аналитик нефтегазового рынка Александр Полыгалов. О приверженности Мазурова этой тактике свидетельствовала и его последующая попытка построить нефтеперерабатывающую империю, включив в число активов Марийский и Афипский НПЗ. Можно вспомнить и о планах «Нового потока» наладить добычу собственного сырья в Оренбургской области, которые, впрочем, так и не пошли дальше деклараций.

«Наполеон с его ресурсами и тактическим гением мог себе позволить подобные эксперименты — у Мазурова же, видимо, были серьезные просчеты на этапе первоначального планирования. Уже на рубеже 2014–2015 гг. было вполне понятно, что за падением цен на нефть и девальвацией рубля последует непростой период в финансовом плане, едва ли благоприятный для того, чтобы делать инвестиции без оглядки. Но Мазуров решил идти напролом, невзирая на эти обстоятельства. Один тот факт, что обязательства Антипинского НПЗ росли значительно быстрее его выручки, свидетельствует о плохом просчете инвестпроекта», — говорит Полыгалов.

Одной из ошибок Мазурова, по его мнению, был плохой просчет сбыта бензина.

«Рынок бензина в России сложился, — поясняет эксперт. — В Западной Сибири и без Антипинского НПЗ есть крупный производитель бензина — Омский НПЗ „Газпрома“, а рынок этого региона довольно ограниченный. Возможности экспорта бензина у Антипинского НПЗ не самые лучшие из-за длинного транспортного плеча.

Иными словами, скорее всего, изначально были плохо просчитаны рынки сбыта продукции, причем по самой простой формуле: рост спроса на топливо класса Евро-5 на Х процентов даст прирост выручки на Y процентов. Чтобы обойти объективные ограничения рынка, требовались договоренности либо по специальным тарифам на перевозку бензина, либо по квотам на западносибирских АЗС, но этого явно не было сделано».

Издержки политического капитализма

Нельзя не упомянуть и о политических аспектах строительства Антипинского НПЗ. Связи Дмитрия Мазурова с сильными мира сего никогда не были секретом, несмотря на склонность самого бизнесмена к непубличности. В числе его высокопоставленных знакомых и партнеров в разное время выступали экс-замминистра газовой промышленности СССР Файзулла Гайнуллин, экс-сенатор от Башкирии Анатолий Бондарук, губернатор Тюменской области (ныне — мэр Москвы) Сергей Собянин, поддержавший начало строительства Антипинского НПЗ в 2004 г., и т. д. О высокой степени политических гарантий для предприятия Мазурова свидетельствовало и присутствие в составе бенефициаров завода такой влиятельной фигуры, как адвокат Николай Егоров — однокурсник президента Владимира Путина.

«Не исключено, что амбиции Мазурова были подкреплены наличием неких договоренностей о поддержке его начинаний на политическом уровне. В таком случае Мазурова нужно рассматривать не как бизнесмена, взявшегося за крупный проект на свой страх и риск, а как представителя некоего коллектива уважаемых людей, которые в какой-то момент усомнились в перспективах проекта, а Мазуров, переоценив свои способности к ведению бизнеса, в итоге оказался крайним», — говорит Александр Полыгалов. В самом деле, у любой победы всегда много отцов, а виновным за поражение назначают обычно кого-то одного.

Политическая составляющая хорошо прослеживается и в развязке драмы вокруг Антипинского НПЗ. Состоявшееся в июне приобретение 80% акций предприятия компанией «Сокар Энергоресурс», за которой просматривается национальная нефтегазовая компания Азербайджана SOCAR (вторым партнером выступает Сбербанк), вряд ли могло состояться без согласований на самом верху. Но теперь называть завод независимым уже точно не приходится: после перезапуска, состоявшегося в середине июля, Антипинский НПЗ работает по давальческой схеме, перерабатывая сырье, которое поставляет «Сокар Энергоресурс». Эта же компания распоряжается и произведенными нефтепродуктами.

«Появление на Антипинском НПЗ SOCAR соответствует долгосрочной стратегии азербайджанской компании,

— считает Александр Полыгалов. — В Азербайджане давно существуют проблемы с нефтепереработкой: работает только один из двух НПЗ, который даже близко не соответствует возможностям местной добычи. Поэтому для нефтяной отрасли Азербайджана актуальна задача перехода в высокомаржинальный сегмент продукции более высоких переделов, причем сделать это можно и вне территории Азербайджана. Поскольку она имеет длительный временной горизонт, азербайджанцы, видимо, готовы приобрести не самый привлекательный в финансовом плане актив, который тем не менее имеет серьезную мощность по переработке нефти. Возможно, SOCAR рассчитывает на возможность обмена квотами с российскими переработчиками: такие схемы активно работают на рынке нефтепродуктов — например, при экспорте российского топлива в Америку».

Потенциал у Антипинского НПЗ есть: скорее всего, предприятие будет достроено и продолжит работу, считает Василий Танурков. Однако прежде, чем завод выйдет на проектную мощность, его новым собственникам и менеджменту явно предстоит разгребать авгиевы конюшни, оставшиеся от предшественников, — как финансовые в виде вороха запутанных обязательств, так и собственно производственные. Из-за нерегулярной загрузки состояние оборудования завода оценивается «на три с минусом», заявил в конце августа по результатам проведенного технического аудита первый заместитель гендиректора Антипинского НПЗ по производству Сергей Панков.

Тем не менее долгосрочные перспективы завода вполне понятны. В начале этого года Антипинский НПЗ вошел в список девяти независимых переработчиков, которые заключили соглашения о модернизации с Минэнерго РФ и тем самым получили возможность претендовать на обратный акциз в рамках завершения налогового маневра (в этом же списке оказались Марийский и Афипский НПЗ). Внимание к заводу проявляет и глава Сбербанка Герман Греф, уже не раз ставивший вопрос о дополнительных льготах для обеспечения его эффективной работы. Возможности российского политического капитализма многогранны, но и издержки от чрезмерного расчета на эти возможности тоже чрезвычайно велики.

Николай Проценко


Возврат к списку

Национальный нефтегазовый форум и выставка «Нефтегаз» в 2020 году V Федеральный ИТ-форум нефтегазовой отрасли России «Smart Oil & Gas: Цифровая трансформация нефтегазовой индустрии