тел. (499) 197-74-00
факс. (499) 946-87-11
г. Москва, ул Народного Ополчения,
д.34, стр.1 Бизнес-центр «ЦКБ-Связь»

Нефтяникам предстоят трудные времена

22.05.2020 15:11; «Энергетика и промышленность России»: https://www.eprussia.ru/market-and-analytics/330941.htm

Беспрецедентный избыток нефти на мировом рынке вынудил всех крупных производителей искать возможности адаптации к условиям низкого спроса. Россия, Саудовская Аравия и США — три крупнейшие нефтедобывающие государства — стали ключевыми участниками новой сделки ОПЕК+, пусть и в разных качествах.

Как отмечают эксперты Аналитического Центра при Правительстве РФ, если условия сделки будут выполнены, она внесет решающий вклад в стабилизацию нефтяного рынка. Однако ее эффекты не будут моментальными, а производителям нефти в любом случае предстоят трудные времена.

Разрушение соглашения ОПЕК+ стало «спусковым крючком» для коллапса нефтяных цен в марте 2020 года. Но его фундаментальной причиной стало резкое снижение спроса из-за пандемии коронавируса. Режимы самоизоляции в крупных странах с ограничением мобильности людей, сокращение авиасообщения, приостановка работы множества предприятий, как в промышленности, так и особенно в сфере услуг — все эти факторы сказались на потреблении топлива в транспортном секторе.

Экономические последствия коронавирусного кризиса пока еще неочевидны. Хотя, распространение пандемии в апреле замедлилось, лишь некоторые государства, в том числе Германия, Австрия, Швейцария, Чехия, Дания, Австралия, ранее — Китай и Республика Корея, начали программы снятия ограничений. В других крупных странах сроки и порядок выхода из режима карантина на протяжении большей части апреля не были приняты. Участникам нефтяной сделки пришлось действовать в условиях крайней неопределенности.

Некоторые представления о вероятных масштабах потерь для рынка дают оценки транспортной активности. Так, УЭИ США в рамках ежемесячного краткосрочного прогноза оценивает фактический и ожидаемый пробег автомобилей в США. По этой оценке, опубликованной в начале апреля, сокращение пробега в марте, еще до пика эпидемии в США, составило 4,7% относительно марта 2019 года. Это значение не кажется впечатляющим, однако заметим, что в период кризиса 2008-2009 гг. аналогичные сокращения составляли в отдельные месяцы максимум 3,8%-3,9% (в августе и в ноябре 2008 года), а периодов более серьезного снижения спроса в США в XXI веке пока не было.

Но намного более значительный спад, по оценке УЭИ США, ожидается в апреле, мае и июне 2020 года — пробег автомобилей в эти месяцы может сократиться на 35%, 22% и 15% соответственно. Подобные оценки можно дать и по другим крупным городам. По данным трафик-трекера TomTom, 23 апреля снижение загруженности улиц автотранспор- 15 том в Лондоне относительно среднего показателя в 2019 году составило от 27% (в течение дня) до 53% (в часы пик), в Париже — от 31% до 69%, в Риме — от 23% до 68%.

Таким образом, масштаб сокращения потребления в наиболее сложных случаях может превышать 30% прошлогодних значений. Но при умеренно благоприятном развитии событий этот «провал» продлится 1-2 месяца и будет довольно быстро компенсирован.

На фоне поэтапного снятия странами антивирусных ограничений мировой спрос на нефть во втором квартале этого года снизится не так сильно, как ожидалось еще в апреле, тем не менее он все равно будет сразу на 19,9 млн баррелей в сутки (б/с) ниже уровня второго квартала прошлого года и составит 79,3 млн б/с, следует из майского прогноза МЭА.

В том числе в апреле падение спроса составило 25,2 млн б/с к сопоставимому периоду, в мае оно сократится до 21,5 млн б/с, а в июне — до 13 млн б/с. В итоге в целом по 2020 году в МЭА теперь ждут падения спроса на 8,6 млн б/с, а не на 9,3 млн б/с, как оценивалось месяцем ранее, до уровня 91,2 млн б/с.

В ОПЕК напротив - ухудшили свой прогноз мирового спроса на нефть и теперь ждут его сокращения в этом году на 9,07 млн б/с, до 91,1 млн б/с.

В целом в IV квартале 2020 года спрос если и не восстановится до уровня IV квартала 2019 г., то по крайней мере будет отставать в пределах 3%, а значит — у производителей есть шанс переждать шок с большими, но все же терпимыми, а главное — временными сокращениями и уже в 2020 году начать восстановление добычи, ожидая «расчистки» рынка в 2021 году.

Новая сделка

Основным условием новой сделки ОПЕК+ стало снижение добычи на 9,7 млн барр./день на паритетных условиях для всех ее участников на два месяца (май и июнь), так что каждый производитель сократит добычу примерно на 23%. Для всех участников точкой отсчета становится уровень добычи по состоянию на октябрь 2018 г., то есть до момента сокращения квот на 1,2 млн барр./день с начала 2019 г. и еще на 0,5 млн барр./день в 2020 году.

Исключением стали Саудовская Аравия и Россия: каждая из стран должна сократить добычу с условного уровня 11 млн барр./день до 8,5 млн барр./день. Во втором полугодии 2020 г. суммарное сокращение составит уже 7,7 млн барр./день, а с января 2021 г. по апрель 2022 г. — 5,8 млн барр./день. Другие крупные производители, не входящие в ОПЕК+, были призваны внести вклад в это сокращение.

С учетом расхождений в прогнозах потребления можно лишь утверждать, что даже при идеальном выполнении сделки в 2020 году в целом будет зафиксирован беспрецедентный избыток нефти на мировом рынке, но уже в конце года начнется «расчистка» рынка от запасов. Даже в марте, до вступления пандемии в острую фазу и до прекращения соглашения ОПЕК+, можно было ожидать избытка свыше 2 млн барр./день за год, что эквивалентно суммарному избытку за весь период предшествующего нефтяного кризиса 2014-2016 гг.

Теперь, даже при «мягком» сценарии сокращения спроса, как показывает УЭИ США, и реализации сделки избыток по итогам года достигнет 3 млн барр./день. Но в отсутствие сделки он бы составил от 8 до 13 млн барр./день. В то же время даже при «тяжелом» сценарии сокращения спроса (сценарий МЭА) в IV квартале 2020 г. можно ожидать дефицита нефти, а значит — постепенного сокращения запасов и возникновения положительного импульса для нефтяных цен.

В 2021 году по мере восстановления спроса есть основания рассчитывать на сохранение устойчивого дефицита и дальнейшего постепенного повышения цен, хотя говорить о достижении их предкризисного уровня все еще рано.

В любом случае трудно было ожидать, что бремя проблем крупных нефтеэкспортеров ляжет на другие государства, а без добровольных сокращений с их стороны им все равно пришлось бы проводить снижение добычи принудительно. Только в условиях ценовой войны это сокращение, а следовательно, и повышение цен могло бы оттягиваться существенно дольше, при этом тяжесть потерь зависела бы от готовности нефтяных компаний и государств терпеть низкие цены, а также от возможностей хранения.

Критики нового соглашения порой также адресуются к гипотетической возможности сохранения прежнего соглашения ОПЕК+ в начале марта, однако устойчивость этого 18 прежнего формата, работавшего при умеренном снижении добычи (1-2%), в новых условиях крайне сомнительна. Сокращение добычи более чем на 20% все равно потребовало бы новых договоренностей, принципов и участия новых гарантов.

Последствия для России

В результате сделки добыча нефти в России в 2020 году может снизиться до уровня 2009-2010 гг. Согласно заявлению Министра энергетики РФ Александра Новака, добыча нефти в России с мая сократится примерно на 19% от уровня февраля 2020 года без учета конденсата (7-8% в общем объеме добычи жидких углеводородов в России). Минэнерго России ожидает сокращения добычи нефти в России в 2020 году на 10% к уровню 2019 года (561,1 млн. т в 2019 году, по данным ЦДУ ТЭК).

Сокращение добычи нефти будет распределено между компаниями пропорционально общим объемам добычи в феврале 2020 года. В отличие от сделки 2016 года нагрузка по сокращению добычи нефти по условиям нового соглашения также ляжет на проекты по соглашениям о разделе продукции (СРП-проекты) и малые компании. Ранее малые компании не участвовали в сокращении добычи из-за незначительного объема производства нефти, а СРП-проекты — из-за положения о неизменности условий работы до окончания их действия .

По мнению Александра Новака, для обеспечения балансировки рынка и скорейшего выхода из кризисной ситуации нагрузку по сокращению добычи нефти должны нести все участники отрасли. В таком случае около 40% сокращения добычи нефти придется на НК «Роснефть». Поскольку газовый конденсат исключен из сделки, сокращение добычи не должно затронуть «Газпром», а влияние на «НОВАТЭК» будет незначительным.

В то же время, некоторые российские компании ранее выступали за прекращение кооперации с Саудовской Аравией, но новая сделка воспринимается в отрасли как оптимальное решение и для производителей, и для потребителей нефти. Без соглашения добыча нефти в России могла бы упасть гораздо больше.

Добыча сырой нефти в России по компаниям в 2019 году

Компания

Доля в добыче

«Роснефть» (с учетом «Башнефть»)

40,1%

ЛУКОЙЛ

15,5%

«Сургутнефтегаз»

11,5%

«Газпром Нефть»

7,2%

«Татнефть»

5,6%

Прочие

20%

Источник: расчет Аналитического центра на основе данных ЦДУ ТЭК и Росстата

При возможности отгружать нефть лишь на собственные НПЗ после заполнения нефтехранилищ и в условиях низкого потребления нефти в стране добыча нефти в России, по оценкам ЛУКОЙЛ, могла бы сократиться вдвое. На этом фоне компании бы снизили инвестиции, что привело бы к возникновению дефицита нефти на рынке и резкому росту цен. Участники отрасли в этом не заинтересованы, как свидетельствует позиция ПАО «Газпром нефть». ЛУКОЙЛ также отмечает, что благодаря соглашению удалось предотвратить вытеснение Саудовской Аравией российской нефти у производителей нефтепродуктов в Европе.

Наиболее вероятным следствием сделки станет остановка работы низкоэффективного фонда нефтескважин. Ввиду технологических особенностей остановка месторождения в России может быть болезненна из-за риска его заводнения, так что месторождение придется заново бурить или оно может быть вовсе потеряно. Наименее болезненным сокращение будет для компаний с диверсифицированной базой активов благодаря возможности выбора месторождений для сокращения добычи.

«АссоНефть» отмечает, что для малых компаний обязательство по сокращению добычи может привести к банкротству ввиду ограниченности выбора скважин для консервации и трудностей с их последующим реанимированием. ПАО «Газпром нефть» указывает на возможную приостановку развития проектов на шельфе из-за более высоких геологических и технологических рисков и повышенной стоимости бурения.

В целом российские нефтяные компании будут вынуждены одновременно выдержать параметры сокращений нефтедобычи и сохранить фонд скважин, чтобы иметь возможность восстановить добычу.

Источник: Аналитический Центр при Правительстве РФ


Возврат к списку

Национальный нефтегазовый форум и выставка «Нефтегаз» в 2020 году